Кикины

История семьи. История рода

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Семён Иванович Кикин (…)

1.13.10. Семён Иванович Кикин (…). «А после Ивана Андреевича осталось три сына: Кузьма да Федоръ да Семенъ. А Семенъ Иванович во 1597 году былъ в Новоскольском городе по росписи первым станичным головою.

А после Семёна Ивановича остался один сын Иванъ, и он Иванъ бездетен же убит на Коломне, с Пятницкой башни, на приступ, от воровских казаков; как была на Коломне воровка Маринка, разстриги Гришки Отрепьева жена» [4].

Сын Иван (…)

Иван Фёдорович (Большой) Кикин (…)

1.14.12. Иван Фёдорович (Большой) Кикин (…). «А после Федора Ивановича остались три сына: Иванъ большой да Иванъ меньшой да Петръ. И Иван Большой Фёдорович убит на Москве в осаде, блаженныя памяти при государе царе и великом князе Василии Ивановиче [Шуйском] всея Руси, бездетен» [4].

Иван Фёдорович (Меньшой) Кикин (…)

1.15.12. Иван Фёдорович (Меньшой) Кикин (…). «А после Федора Ивановича остались три сына: Иванъ большой да Иванъ меньшой да Петръ… А Ивану (Меньшому) да Петру Фёдоровичам, за тоже царя и Великого князя Василия Ивановича [Шуйского] всея Росiи осадное сидение дана от бояр и от воевод и по совету у всей земли, на вотчину грамоты, за приписью думного дьяка Федора Дмитриевича Шушерина, за справою подьячаго Петра Трунова, во 1612 году ноября 24, да июля в 26 числах.

А во 1613 году, ноября в 16 день, он же Иван Федорович ото всей земли, по наказу за приписью думнаго дьяка Сыдавнова Васильева, ездил к Троице в Сергиев монастырь для денежной и зелейной и соболиной казны; а с ним Иваном посыланы были дворяне и дети боярские по росписи.

Да ему же Ивану Федоровичу дана жалованная грамота государя царя и великого князя Михаила Фёдоровича всея Росiи на вотчину в рязанском уезде, на сельцо Борки, за московское осадное сиденье государя царя и великого князя Василья Ивановича [Шуйского] всея Росiи, во 1614 году Апреля в 20 за приписью дьяка Миколая Новокщенова, за справою подьячего Михаила Козлова.

А во 1623 году, по указу великого государя и великого князя Михаила Федоровича всея Росiи, он Иван Федорович был на его государеве службе на Михаилове, с полком.

Да он же Иван Федорович был с полком же в Пронску.

А во 1641 году, по указу великого государя и по наказу за приписью дьяка Михаила Данилова, он же Иван Фёдорович был с полком же не его государеве службе на Кропивне и на Дедилове.

А по наказу велено ему Ивану Фёдоровичу, как приедет на Кропивну, взять с собой кропивенского осадного воеводу Истому Ивашкина и осадного голову и городовых прикащиков, и пересмотреть на Кропивне наряду и в казне зелья и свинцу и всяких пушечных запасов и осадных людей, и осаду велеть ведать Истому Ивашкину, да осадному голове, да городовым приказчикам; а как на Кропивне осаду распишет и совсеме укрепит, и что с Истомою Ивашкиным и осадным головою и с городовыми прикащики на Кропивне всяких осадных людей с пищальми и со всякими бои, и о том ему Ивану Фёдоровичу велено отписать к великому государю; да по тому же наказу ему же Ивану Фёдоровичу велено приказать Истоме Ивашкину и осадному голове и городовым прикащиком, по посаду и по слободам ездить в день и в ночь безпрестанно, для обереганья, чтобы в городе на Кропивне и в остроге на посаде и по слободам все было бережно и стройно.

А присланъ тот наказ к нему Ивану Фёдоровичу на Кропивну с сыном боярским с Богданом Киевым, а служилымъ людьмъ списки, которым у него Ивана Фёдоровича в полку велено быть, присланы к нему на Кропивну с сыном боярским с Давыдом Булгаковым.

Да он же Иван Фёдорович во 1649 году, был воеводою в Козлове городе, по наказу за приписью дьяка Григория Ларионова.Да он же Иван Фёдорович был воеводою на Ельце; и Иван Фёдорович умре бездетен» [4].

Пётр Федорович Кикин (…)

1.16.12. Пётр Федорович Кикин (…). «А после Фёдора Ивановича остались три сына: Иванъ большой да Иванъ меньшой да Пётръ… А Ивану (Меньшому) да Петру Фёдоровичам, за тоже царя и Великого князя Василия Ивановича [Шуйского] всея Росiи осадное сидение дана от бояр и от воевод и по совету у всей земли, на вотчину грамоты, за приписью думного дьяка Федора Дмитриевича Шушерина, за справою подьячаго Петра Трунова, во 1612 году ноября 24, да июля в 26 числах… [Фёдору Ивановичу Кикину было пожаловано село Щурово Зарайского уезда, Рязанской губернии].

А Петра Фёдоровича во 1614 году, при государе царе и великом князе Михаиле Фёдоровиче всея Росiи, от Николы Зарайского, в подъезде, татарове взяли в полонь и продали  на каторгу; и был в полону на каторге многое время; и с полону он Петр Фёдорович окуплен в Азов.

И Петр Фёдорович умре.

А после его остались два сына: Иван да Василий Петровичи» [4]. 

Об этом эпизоде в жизни Петра Фёдоровича Кикина: «Судьба полонянников была далеко не безразлична правителям Руси — существовала целая отлаженная система выкупа, ставшая за долгие годы частью расчета в этом страшном бизнесе. В Посольском приказе собирались средства на выкуп, который платили в зависимости от того, к какому сословию принадлежал пленник. За пашенного или боярского крестьянина платили 15 рублей; за казака и пограничного стрельца — 25; за стрельца московского — 40 рублей. Отдельные суммы полагалось платить за дворян и бояр, в зависимости от их «поместного оклада». При этом было оговорено: если благородный пленник был захвачен не в бою, сумма выкупа падала вчетверо. К примеру, боярин Петр Федорович Кикин из своей рязанской вотчины, сельца Щурова, поехал на богомолье в Зарайск, находившийся в тридцати с небольшим верстах от его дома, и на обратном пути напоролся на отряд степняков — «взят в полон был татаровя на подъезде от Николы Зарайского». Брат его, Иван Федорович, отважный воин, бывший «в большой милости у государя», бросился с челобитьем к царю Михаилу Федоровичу, прося спасти братца. Вскоре из Москвы в Каширу была отправлена грамота от царя Михаила тамошнему воеводе, князю Григорию Костяниновичу Волконскому: «Бил нам челом рязанец Иван Федоров сын Кикин: брата де его, Петра Кикина, взяли в подъезде татаровя; и нам бы его пожаловать, велети брата его у татар окупить. И мы Ивана Кикина пожаловали, велели брата его, Петра Кикина, а у татар окупить, а окуп взяти на Иване Кикине. И как к тебе сия грамота придет, а татаровя буде к Кашире объявятся и ты бы о Петре Кикине с татары велел съехаться, и вел о Петре Кикине с татары говорить. Да буде татаровя Петра Кикина на окуп дать похотят, и ты б Петра Кикина у татар велел окупить; а окуп велел на него дать из нашей казны, для поспешенья; а после того окуп взять на Иване Кикине. Писано на Москве, лета 1614 года, мая в 14 день». Однако и хлопоты брата, и царская грамота помогли мало — Петр Кикин был «продан татаровя на каторгу; и был в полоне на каторге многие годы; и с полону был окуплен в Азове». По существовавшим «расценкам» за калужского стрельца Ивана Мошкина хоть и полагалось дать 25 рублей выкупа, но кто и где мог его искать, если прямо с рынка он был отведен на корабль и вскоре отбыл из Крыма» [127].Два сына: Иван (…), Василий (…).

Иван Семёнович Кикин (…)

1.17.13. Иван Семёнович Кикин (…). «А после  Семёна  Ивановича остался один сын Иван, и он  Иван  бездетен  же  убит  на  Коломне, с Пятницкой башни, на приступ, от воровских казаков; как  была на  Коломне воровка Маринка, разстриги Гришки Отрепьева жена» [4].

Иван Петрович Кикин (…)

1.18.16. Иван Петрович Кикин (…).«И Иван Петрович служил в стряпчих, и умре на службе, в походе великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя Росiи самодержца, под Смоленском, бездетен» [4].

Страница 3 из 14

You are here: