Кикины

История семьи. История рода

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Дети с Арбата

У нас в семье, почти, как в кинокомедии Меньшова «Ширли-Мырли». Мария Ивановская или Мурочка, со слов которой (в мае 2008 года) я записала эту леденящую душу историю – настоящая китаёза (см.Kikin site, Ивановские). Мура носит фамилию своей мамы – тети Зины. А похожа на отца. Она рассказала, что когда папу допрашивали, он назвался Мын-Пын-Чаном из провинции Сычуань. Правда это или кривда - неизвестно!? Его расстреляли, даже не успев исключить из рядов коммунистической партии. Так торопились. Это был 1938 год.

Мура сказала, что дедушка меня называл «галчонок» - за большие черные глаза и всегда открытый от удивления или восхищения рот. Лариса же была красива, как ангелок!На этой фотографии мне года 4-5, Лариса – на три года старше

Кстати, Мурочка, как все мы называем Марию Ивановскую – замечательный человек, добрый и отзывчивый. В течение десяти лет она безропотно ухаживала за совсем уже больной мамой, а это о многом говорит!

Еще, когда был СССР, Мура  выступала в известном балете на льду, которым руководила двоюродная сестра Натальи Сац - Татьяна Сац (детский музыкальный театр в Москве создала Н.Сац, недалеко от метро «Университет», с «синей птицей» наверху).

Когда я была ребенком, мы часто с дедушкой бывали у тети Зины и ее дочери - Муры, которые жили рядом с Арбатом, в деревянном доме в Кропоткинском переулке. Ходили в Лужники на выступление балета.

Помню, многократно бегали смотреть в кинотеатр «Наука и знание», расположенный на первом этаже арбатского дома (сейчас там фирменный магазин вин), «крупный план» Муры - кадры киножурнала «Новости дня», где она буквально парила на фигурных коньках в шикарном китайском бело-розовом наряде, исполняя национальный танец. В то время мне тоже довелось заниматься фигурным катанием, поэтому я испытывала особое счастье!

В нашей семье ходил анекдот. Дедушка уже пенсионером работал в журнале «Охота и охотничье хозяйство» (60-70-е годы). Редакции дали лицензию (разрешение) на отлов лося. Мы, детьми, об этом ничего, конечно, не знали.

И вот однажды дедушка и говорит нашей бабуле, дескать, готовься делать котлеты из лося. Взял меня и мы пошли к тете Зине, в Кропоткинский переулок, за мясом. Именно здесь был холодный чулан, и там для всех хранилось по куску мяса лося.

Никого не оказалось дома. Но по предварительной договоренности с тетей Зиной, мы вошли. На столе - записка для Мурочки: «Не пускай кота в чулан. Там лежит лососина. Кот может ее съесть!».

Мы потом хохотали, но никто не обижался. Лососина же – рыба, а лось – крупное рогато-копытное дикое животное. Есть разница? Даже сама тетя Зиночка умирала со смеху!

Подобных смешных историй было множество. Вот еще одна.

Из Тамбова пришло дедушке письмо от его сестры Тамары. Письма, как правило, были подробнейшими, с огромным количеством уточнений и деталей, касаемых, всех домочадцев, от мала до велика. А в самом конце, какая-нибудь незначительная просьба. Вот и на этот раз толстенное письмо завершалось просьбой, обращенной к дедушке – знатоку и любителю сыров, чтобы тот выслал посылку с головкой сыра, так как в Тамбове по тем временам было голодно и в магазинах пусто.

Дедушка тут же решил исполнить просьбу, побежал в арбатскую «Диету». Как внук настоящей француженки - бабушки Филисите, купил головку самого своего любимого французского «Рокфора», который, как известно, сильно пахуч (аромат его напоминает запах мужских давно нестиранных носок), а что самое главное - сыр буквально испещрен зеленой плесенью, в чем и заключается его основная прелесть (именно это и создает «Рокфору» особый шик!). Французы хорошо осведомлены на этот счет!

Надо сказать, по нынешним временам этот сыр – самый дорогой. А тогда, при социализме, цены носили приятельский характер, поэтому «Рокфор» был по карману!

Итак, огромная головка «Рокфора» в фольгированной упаковке была аккуратно помещена в коробку и отправлена по адресу в славный город Тамбов, на улицу Энгельса, где жила шумная и веселая семья Ходаковых под предводительством тети Тамары, внучки той же французской бабушки Филисите.

Проходит больше месяца и, наконец, увесистое письмо объемом с ученическую тетрадку - на Арбате. Все застывают, внимательно вслушиваясь в каждую его строчку: «Дорогие Вася, Шурочка, Феба…», идут длинные перечисления, затем описания тамбовской жизни, кто как закончил в школе четверть, кто переболел гриппом, у кого разболелся живот и так далее, и тому подобное. Не менее часа мы, оставив все дела, внимали проблемам Тамбова и тамбовчан.

«А как же сыр?» - уже начинала волноваться бабушка, - получили ли они посылку?». И тут, когда ожидания достигли апогея, дедушка прочитывает завершающую послание приписку, помещенную в разделе «P.S.» – послесловия: «К сожалению, сыр, Вася, пришлось выбросить на помойку, так как он не перенес долгой дороги, испортился, покрылся плесенью. Не расстраивайся, как-нибудь переживем голодное время без сыра».

По мере прочтения этой потрясающей воображение информации в дедушкиных глазах появляется выражение полного недоумения, он передает письмо бабушке, затем нам… И как после реплики в известном спектакле: «К нам едет ревизор», - наступает мхатовская «немая сцена», а затем всех начинает трясти от «душераздирающего хохота»: «Вот тебе и «хвранцузы»! Целую головку «Рокфора» да на помойку! Ха-ха-ха»!

Арбат был для всех постоянным праздником! Не нынешний, изуродованный, захламленный, грязный базар, а тихая и милая улица. Настолько тихая, что весной, когда становилось тепло, через открытые окна с Красной площади слышался бой курантов.

Арбатский дом, так же, как и дом в Хабаровске стал пристанищем для всех без исключения родных, близких и знакомых, кто приезжал в Москву, благодаря дедушке Васе и бабушке Шуре.

У нас были две небольшие комнатенки в коммунальной квартире с выходом на общую кухню. То есть в прошлом - комнаты для прислуги. Все, кто когда-то бывал на Арбате, с теплотой вспоминают наши чудесные посиделки и казавшиеся мягкими спальные места на полу.

Бабушка – Александра Викторовна Ходакова, своим внучкам, рассказывала, почему мы оказались в коммуналке.

Дедушке первоначально предложили отдельную, трехкомнатную квартиру на Беговой улице, в прекрасном доме. Он приехал ее смотреть и увидел, что там горе - съезжает семья репрессированного. Дедушка отказался наотрез, сказав, что эта квартира ему не подходит. В качестве временных ему и дали две комнатушки на Арбате, 51. А вы знаете, в нашей стране «все временное – постоянное». Так мы и прожили на Арбате. Только в 1973 году дедушка и бабушка обрели на Большой Филевской улице скромную однокомнатную квартиру за 3 года до смерти Александры Викторовны и за 5 лет до смерти Василия Яковлевича.

На прощание с дедушкой многие приехали. И не только пожилые люди, но и наши сверстники, с которыми мы росли на Арбате, родные и близкие, наши друзья. И как это было удивительно, что во время поминок, когда обычно слезы льются рекой от горя утраты, все невольно смеялись, вовсе не от количества выпитого! Спиртного практически не было, да и не нужно оно было. Вспоминали дедушкины шутки, его лучистые озорные глаза и радовались, что эту землю посетил такой удивительный человек, который каждому подарил осознание радости жизни!

В этой книге я умышленно стараюсь избежать отрицательных эмоций и ситуаций. Хотя тяготы жизни все равно просматриваются. Старшее поколение дало нам незабываемое детство! Но детство вовсе не было безоблачным. Можно сказать, оно было нелегким! Но все равно – мы самые счастливые люди на этой Земле!

Кому-то покажется моя позиция наивной и даже вредной, но я не хочу копаться в грязном белье. Моя задача другая. Все, что есть хорошего - от корня семьи: дедушки, бабушки, мамы и, конечно же, славных предыдущих поколений. Посмотрите на них, как они благородны и чисты.

В.Ивановский и Ф.Ге со своими детьми: Базилем и Августиной – будущей мамой нашего любимого дедушки В.Я.Ходакова

В.Ивановский и Ф.Ге

А это фото потомственного дворянина - Якова Ивановича Ходакова с супругой Зинаидой Лишевой, тетей известного петербургского скульптора, которая окончила 1-й выпуск Смольный института с золотой медалью, врученной ей самим Государем Императором. Дедушка и бабушка нашего дедушки.

Вот так, импозантно, выглядели предки наших предков. Казалось, ничто не предвещало перемен. Но это так только казалось: все внуки потомственного дворянина Яков Ивановича Ходакова стали коммунистами в революцию 1917 года. Не только наша страна заболела идеей коммунизма, одним из идеологов которого был еврей Карл Маркс. Мир менялся стремительно, собственно, как и сейчас.

НЕОЖИДАННЫЕ НАХОДКИ

Верочка Гончарова – внучка родной сестры деда, Нины, завершая обучение в историко-архивном институте в Москве уже в наше время, стала писать работу по письмам, опубликованного дневника известного ученого Вернадского. Мне она позвонила, что в двух малозначительных письмах уже пожилого ученого, обнаружила ссылки на корреспондента «Правды» В.Я. Ходакова, нашего дедушки, который должен был отредактировать статью о внешней политике СССР, заказанную «Правдой» В.И.Вернадскому. (Кстати, прочтите дневник Вернадского, вы удивитесь, с какой смелой непримиримостью ученый критикует сталинский режим при жизни вождя!).

Из писем ясно – ученый и журналист - встретились. Оценка, данная дедушке ученым, поражает своей неправдоподобностью! Высоко образованный, интеллигентный человек предстает полным неучем, и вообще подозрительным типом.

Шел 1938 год! Статья на эту тему была, безусловно, опасна, как для автора, так и для того, кто ее должен был отредактировать. Смею предположить - это были «игры» КГБ! Ведь в начале 20-х, Вернадского пытались убрать, не получилось! К счастью, он был человеком, которого до революции знал уже весь мир! Видимо, решили попробовать еще раз.

Надо было знать дедушку, чтобы понять, почему он, именно таким, не характерным для себя образом, представился ученому. Почувствовав что-то неладное, Вернадский по телефону наотрез отказался от статьи на предложенную «Правдой» тему (см. вторую фотографию).

Эти фотографии любезно предоставила мне моя троюродная сестра Вера Гончарова-Тимофеева (девичья фамилия ее мамы – Комарова)

История с Вернадским лишний раз убеждает в том, что В.Я.Ходаков обладал потрясающей интуицией. Думаю, что не ошибаюсь в своих предположениях, дедушка просто спасал ученого и себя. К 1938 году в «Правде» над ним нависла «черная  туча». Слава богу, что обошли репрессии и он не погиб, но после войны моего чудесного деда, который был сильной, независимой, незаурядной личностью, продолжали методично уничтожать. В конце сороковых годов он был выброшен из газеты, которой отдал столько сил и энергии! Это был самый тяжелый период его жизни и нашей семьи тоже.

ВОЙНА

Из памяти никак не могут уйти пожелтевшие от времени фотографии деда, те, что бережно хранила бабушка Шура в нашем семейном  альбоме. Она надеялась, что эти фотодокументы, попав в руки внучек, которые и в детстве-то хорошо понимали их истинную ценность, найдут им достойное применение в будущем! Гражданская война, боевые действия на озере Хасан, Финская позорная и, наконец, победная Великая Отечественная – четыре войны были за плечами В.Я.Ходакова! Эти события и были запечатлены в фотографиях!

Однако нашелся же «человек», который, воспользовавшись семейным горем, счел возможным изъять фотоальбом в тот момент, когда квартира на Большой  Филевской улице в 1979 году опустела!? Все архивы и документы пропали. Дорогие сердцу фотографии, словно осенние листья, подхваченные ураганом, навсегда исчезли в круговороте будущих событий.

Великая Отечественная война (1941-1945 гг.) была бедствием и жестоким очищением для людей.

Пройдя тяжелейший путь через обман и кровь, наш народ наконец-то понял, какой ценой досталась Победа! Власть, почувствовав опасность разоблачения, вынуждена была на время поубавить свои аппетиты. Именно тогда и пришла «оттепель» 60-х, зародившая в людях надежду, что в этой стране жизнь человека, возможно, будет чего-то стоить?! Все ощутили, пусть не надолго, на миг, как легче стало дышать, как начало возрождаться утерянное в страхе гонений и репрессий сознание собственного достоинства.

Должны же появиться на пепелище ростки будущей жизни?!

Да. Победа досталась ценой миллионов. Изуродованные судьбы, разрушенные семьи. И наша - не стала исключением!

... После того, как  дедушка - В.Я.Ходаков - в 1936 году с Дальнего Востока приехал в Москву, мне придется перевернуть немало незаполненных текстом страниц. От этих «белых пятен» в повествовании, конечно же, с помощью архивов, необходимо избавиться. Только тогда заметки обретут вполне завершенный вид. Так что работа продолжается!

ЭХ, ДОРОГИ...

Гнала книжку во всю прыть! Тут на помощь пришел…, кто вы думаете? Интернет! Да, да! Тот самый, критикуемый нами Интернет. На сей раз, ему большое спасибо!

Великую Отечественную войну Василий Яковлевич Ходаков прошел от Москвы до Берлина. Кое-что нашла я во Всемирной «паутине» об этом периоде. Это была Керчь, а точнее, по-военному - Керченская операция.

Цитата из книги К.В.Крайнюкова «Оружие особого рода»: «Военные советы фронта и армий извлекли, например, полезный урок из директивных указаний Ставки по итогам Керченской операции. Дорошко, Леонид Речмедин, корреспонденты Н.Наумов - наш отец, В.Кудрявцев, В.Ходаков - дедушка, М.Тихомиров, фоторепортеры О.Игнатович, В.Юдин, М.Мельник и другие». (Сохраненная копия Рубрика: Военная история).

И далее:

« Решив с представителями печати и радио деловые вопросы, мы разговорились потом о житье-бытье, о различных новостях. Кто-то вполголоса запел шуточную песню о веселом репортере, сложенную К. Симоновым и А. Сурковым во время их совместной поездки на фронт:

В блокноте есть три факта,

Что потрясут весь свет,

Но у «Бодо» контакта

Всю ночь с Москвою нет.

В песне далее рассказывалось о находчивости напористого корреспондента, добивавшегося установления связи со столицей и редакцией.

Но вышли без задержки

Наутро, как всегда,

«Известия», и «Правда», и «Красная звезда».

Оказалось, что песенка была спета не без умысла. Корреспонденты пожаловались, что телеграф иногда задерживает передачу их материалов. Но я вынужден был огорчить представителей прессы и предупредить, что дальше со связью станет еще сложнее. Телеграфная линия, обслуживающая штаб фронта, будет переключена на круглосуточную работу со Ставкой и Генштабом, с нашими армиями и соседями. Пришлось порекомендовать корреспондентам,  чаще пользоваться полевой почтой и транспортными самолетами, летающими в Москву. Однако в заключение я подбодрил своих собеседников, заверил их, что информация о штурме Берлина и взятии столицы Германии, а также другие срочные и важные материалы будут переданы в Москву по любым каналам вне всякой очереди.

Когда мы с генералом Ф. В. Яшечкиным предложили редактору фронтовой газеты «За честь Родины» полковнику С.И.Жукову командировать на берлинское направление наиболее опытных и смелых газетчиков, он в числе первых назвал майора С.М.Борзунова, отличившегося оперативностью и мужеством сначала на Днепре, а затем на Висле и Одере.

Редактор направил в войска ударной группировки фронта бригады журналистов. Их возглавили подполковники В.М.Гунин, В.В.Ермилов, Ф.Н.Орешкин и майор А.П.Верхолетов. Боевые задания получили писатели [474] Андрей Малышко, Любомир Дмитерко, Илья Френкель, Александр Шаров, Виктор Стариков, Петр Дорошко, Леонид Речмедин, корреспонденты Н.Наумов, В.Кудрявцев, В.Ходаков, М.Тихомиров, фоторепортеры О.Игнатович, В.Юдин, М.Мельник и другие (Полужирный шрифт - мой).

«Военные корреспонденты — это солдаты переднего края, сражавшиеся большевистским словом, пером, приравненным к штыку. Но если требовала обстановка, они брались и за автомат, вступая в бой с ненавистными захватчиками.

Погиб в Бреслау от пули вражеского снайпера фотокорреспондент газеты «За честь Родины» Николай Ксенофонтов, снимавший героев во время уличного боя. Сотрудники той же газеты капитан И.Станевский и старший лейтенант Н.Скоробогатов, вылетевшие на самолете ПО-2  по оперативному заданию, были сбиты гитлеровцами. Погиб на боевом посту майор С.Вовк. На берлинском направлении получили осколочные ранения заместитель редактора фронтовой газеты по татарскому изданию майор Р.Ишмуратов и некоторые другие члены его бригады.

Перед началом Берлинской операции на 1-м Украинском фронте издавалось 75 дивизионных, 11 корпусных и 11 армейских газет. Ежедневно выходила на русском и украинском языках фронтовая газета «За честь Родины». А на узбекском, казахском и татарском она издавалась один раз в неделю».

---------------------------------

Еще раз повторюсь – мне повезло! В Интернете, на счастье, нашла этот материал о войне!!!! Константин Васильевич Крайнюков – его автор. А название «Оружие особого рода».

Крайнюков К.В. Оружие особого рода.— М.: Мысль, 1984. — 2-е изд. — 591 с. 1 л. портр. — (Военные мемуары). — Литературная запись А. П. Верхолетова — Тираж 165 000 экз. Печатается с изменениями по изданию: К. В. Крайнюков. Оружие особого рода. М.: Воениздат, 1978

А вот аннотация издательства: Генерал-полковник К. В. Крайнюков, назначенный осенью 1943 г. членом Военного совета 1-го Украинского фронта, прошел с его войсками путь от Днепра до Эльбы, от Киева до Берлина и Праги. В своих воспоминаниях он рассказывает о разработке Ставкой Верховного Главнокомандования и претворении в жизнь планов фронтовых наступательных операций; показывает значение партийно-политической работы в бою как оружия особого рода: раскрывает великую освободительную миссию Советской Армии, которая спасла народы Европы от фашистского рабства.

Содержание

Часть первая. Битва на Днепре [3]

Часть вторая. Освобождение правобережной Украины [93]

Часть третья. Выполняя интернациональный долг [231]

Часть четвертая. Вперед, на запад! [366]

Часть пятая. К рубежам победы [487]

Примечания

Еще одно имя в вышеприведенном  тексте, выделила умышленно – это В.Кудрявцев, который если не бывал на Арбате, то о нем мы премного с сестрой Ларисой наслышаны.

Война… Детьми мы многое знали о ней, что простым школьникам тогда не нужно и опасно было знать. Это происходило естественно. Нас никто специально против не настраивал. Мы  делали выводы сами, слушая рассказы о войне. Детьми мы начинали понимать – война это страшно, и толкование о ней сильно в нашей литературе приукрашено. Слава Богу, мы были умными  детишками и никогда в школе не распространялись о том, чему случайно  становились свидетелями. А дедушка принимал участие в финской войне, с первых дней Великой Отечественной - заведовал фронтовым отделом ТАСС, затем был назначен корреспондентом  ТАСС на юго-западном направлении. Был ранен, награжден орденами: «Красной Звезды», «Отечественной войны 1 степени», медалями «За боевые заслуги», за освобождение Праги, Вены, Будапешта, взятие Берлина. После демобилизации работал в Совинформбюро, радиокомитете и ряде центральных газет.

Страница 6 из 7

You are here: